Гараж

Второй дом для мужчины и пресловутое «третье место» (после работы и квартиры). Так было и в «девяностые».

Островок стабильности и комфорта. В условиях дефицита запчастей – место техобслуживания автомобиля силами друзей и знакомых механиков. Вечерний клуб и ресторан.

И все это – на пятачке в несколько квадратных метров.

В то время еще не было принято ставить машины под окнами домов. Так поступали таксисты и экспедиторы – по роду службы. Гаражи пока еще были востребованы, а в случае их отсутствия или удаленности от дома на выручку автовладельцам приходили платные автостоянки. Появились и первые металлические гаражи, устанавливаемые владельцами на окраинах Заречного.

«Девяностые» - это время, когда автомобили наконец-то появились в широкой продаже. В Заречный их пригоняли буквально отовсюду: из Москвы и Тольятти, республик Северного Кавказа и Дальнего Востока. И даже из-за границы: как не странно, но пригнать авто из Венгрии или Польши выходило даже дешевле, чем покупать его в России. Гнали и иномарки, и отечественный автопром (но в экспортном, «люксовом» варианте).

На зареченских улицах появились настоящие легенды эпохи – Audi 80, Opel Kadett, Volkswagen Passat, Jeep Grand Cherokee и т.д. К машинам покупались разного рода аксессуары: антенны, боксы для кассет, чехлы, автомагнитолы, антистатики, стоп-сигналы, оплетки для руля и проч.

Обилие автомобилей добавило работы Госавтоинспекции. Которая, к слову, тоже получила новые автомобили - иномарки, вызывавшие повышенное внимание у подростков.

 

 

Тем не менее автомобильный трафик пока еще был невелик. Его основную часть составлял общественный транспорт, нередко встречались и грузовые машины. Личные автомобили по-прежнему считались предметами роскоши и в основном использовались для поездок выходного дня - в крупный магазин, на дачу или рынок. По современным меркам зареченские улицы были непривычно пусты.

Автомобили на улицах Заречного

Автомобили на улицах Заречного

Автомобили на улицах Заречного

Автомобили на улицах Заречного

Автомобили на улицах Заречного

Автомобили на улицах Заречного

Автомобили на улицах Заречного

Автомобили на улицах Заречного

Автомобили на улицах Заречного

Автомобили на улицах Заречного

Автомобили на улицах Заречного

Автомобили на улицах Заречного

Автомобили на улицах Заречного

Автомобили на улицах Заречного

Автомобили на улицах Заречного

Автомобили на улицах Заречного

Читайте также

Вспоминает Алексей Павлов

У нас всегда было как? Один начал чем-то заниматься, и сразу весь город этим занимается. Начал один продавать ковры – и все ринулись за ним. То же было и с машинами.

Было это в 1993 г. В Венгрии я раньше уже был – там многие русские торговали каким-то ходовым товаром: теми же часами с кукушкой. Кто что с завода вынес, вплоть до напильников. Приходишь на рынок, находишь русских – и торгуй. Правда, там были чеченцы, обирали всех торгашей. Я-то быстро отторговывался, все улетало сразу. Взамен покупал качественный текстиль, футболки те же.

В общем, я туда поехал, уже зная людей, кто не раз мотался туда. Люди говорили, что машины хорошие и дешевые. И там их гораздо выгоднее покупать, чем у нас. И делали их в экспортном варианте, более качественно, «на загранку». Планировал купить себе автомобиль, покататься на нем какое-то время, и продать.

Человек 6 нас было. Добирались туда поездом – до Москвы, и с пересадкой в Венгрию. В пятницу приехали в Будапешт, осмотрелись. Город делится на 2 части рекой. Огромный город, ничего не понимаем, где и что. Поселились в общежитии. Там зареченцы прочно обосновались, своим кланом. Это как в Болгарии, там зареченский клан был человек в 30. Женились, разводились. Свои новости каждый день: кто-то подрался в баре, кто-то в ментовку залетел. Полноценная диаспора. Вино у них там отменное, на разлив, и дешевое. Меньше доллара за литр шло. А в гостинице сразу встретил знакомых зареченцев. Говорю – ну, где же нам еще увидеться-то, как не здесь?

Из архива А. Павлова

Из архива А. Павлова

На следующий день, в субботу, сели на автобус и поехали на рынок. На иномарки не смотрели, потому что - растаможка. На передний привод тоже денег не хватало. Остановились на вазовской классике.

В машинах тогда сами особо не разбирались: крашенная она или нет – да кто ее знает? Это сейчас более или менее понимаешь… Рынок огромный, мы поделились – и в разные стороны.

Я машину присмотрел почти сразу, «пятерку». По деньгам у меня было не очень, около 1500 долларов всего. Проехались – вроде, все нормально. Ароматизаторы висят в салоне, у нас такого тогда еще не было. Вся отполированная, чистая. Ну, на этой машине и поеду.

В тот раз из наших никто больше машину не купил. Кто-то взял в воскресенье, кто-то не взял вообще. В эту же субботу нужно было машину гнать в центр города, на таможню. Они ее вписывали куда-то и вензель ставили, чтобы при выезде было видно, что ты ее купил, а они от нее уже избавились.

Приехали на таможню, наших никого не оказалось, люди все незнакомые. На таможне машину оставляли до понедельника, что-то там с ней оформляли. Документы забирать в понедельник. Я вышел – и не знаю, куда идти…Где я поселился, на какой улице… Благо, я визуально запомнил номер автобуса. У них ходили такие длинные Икарусы, на гармошке. Страна-производитель, конечно.

Меня водители спрашивают – ты где живешь? Объясняю, что не знаю. Ну, поехали с нами. Сели в подземку, в метро. Доехали до какой-то станции. Вышли, они – в одну сторону пошли, а я куда идти – не знаю. Не могу понять, как я нашел свою общагу. По запаху, что ли?.. Ну, и по номеру автобуса, отложился в голове. Деньги с собой были, но там надо платить форинтами, а у меня в наличии только валюта. Кто мне ее там поменяет. А за безбилетный проезд, как мне говорили, штраф 50 долларов. Пошел пешком за этим автобусом. Кварталов 8, наверное, прошел. И таки добрел домой. С рынка уехал в 12, а пришел в 9 вечера. Ноги дымились, пятки стер. Меня спрашивают – ты где был? А я говорю – я вам и объяснить не могу, где я только что ходил. Чужой город. И мадьярский язык – он очень сложный. В польском ты найдешь много знакомого, болгарский – вообще похож. Ну, и с учетом того, что жили в одном социалистическом лагере, там много, кто по-русски разговаривает. А венгры от нас всегда были далеко. О чем они говорят – вообще ничего не понятно. Хотя сам Будапешт и на тот момент был гораздо цивильнее, чем в России города.

В понедельник забрали машины и колонной (нас было 8 человек на 6 машинах). Приехали на границу с Украиной, очередь – километра 3. Приехали туда в районе 13.00, и – по чайной ложке продвигаемся. Подходит бандит: ребята, приготовьте по 50 долларов с машины. Я посмотрел – у меня денег осталось только чтобы доехать до Заречного. Говорю – нет, денег нет. Ну, лады, попозже подойду. Я по машинам прошел – говорю: давайте им отпор дадим. Вижу, никто в бой не рвется. Они обратно идут, ко мне подошли. Я ключ баллонник взял, думаю, если что начнется – одному голову точно разобью.

- Че, деньги приготовил?

- Я же тебе сказал, у меня нет денег. Только до дома добраться.

Сзади товарищ подошел, он тоже «пятерку» гнал. Сзади меня встал. Я говорю: мы вдвоем платить не будем.

- А ты представляешь, если я тебе сейчас зеркало оторву? Сколько это будет стоить? А если лобовик разобью?

- Ну, разбей, разбей! Что ты стоишь, разговариваешь?

Он видит, что я такой же «заряженный».

- Что так борзо разговариваешь?

- Как в детском саду научили.

- Пойдем, отойдем с тобой в посадки!

- Тебе надо – иди, пожалуйста.

Он покрутился, покрутился, и пошел, ничего не сказал. Брали чисто на наглость. С остальных собрал, кто сколько дал – 30 долларов, 40. Все рассчитались.

Я прекрасно понимал, что у него есть ствол. Но шум им категорически не был нужен. Там же неподалеку полиция работает. Деньги любят тишину.

Проехали мы уже в районе двеннадцати ночи. И чем ближе продвигались к границе, тем больше становилось людей, которые… Подходят: «Братан, у меня на той стороне бабушка помирает, срочно надо, пусти меня вперед». Говорю: «Видишь ларек? Притащи-ка мне бутылок 10 пива». Он приносит, пропускаю. Второй подходит – то же самое. А я прекрасно понимаю, что как только пройдем границу, сразу встанем спать. Сижу, попиваю пивко. С кого 5 долларов. Товарищ подходит: «Что-то я не пойму, что за машины вперед тебя проезжают?» А я уже тут бизнес открыл… Говорю – ты пиво будешь? Сами предлагают. Все равно стоим.

Таможню прошли. Ничего сложного не было. Просто посмотрели машину, открыли, сверили номера. Штемпель поставили – и все. Денег оставалось впритык. Машины тянулись, тянулись. А у меня движок шустренький, я оторвался и ушел один. И уже под Липовкой попал (в апреле месяце) в снежный завал. Машины встали и не ехали. Грейдер что-то пытался прочистить. Чувствую – дело плохо. Денег нет, бензин кончается. И я рванул наудачу. Ничего, проехал нормально. Под Каменкой меня крутануло разок. Но с трассы не выкинуло. И то от усталости, наверное. Резина летняя, тогда на это дело не смотрели. Ну, я на этой машине потом съездил на юг, покатался полгода и продал.

После покупки мы их не дорабатывали, ездили, как есть. Ну, конечно, ставили разные зэковские приблуды – все эти ручки на кпп и проч. Зэки их делали и продавали. Автомагазинов тогда не было, резина – только летняя. Зимой ездили, как каскадеры на виражах: поворачиваешь – и у тебя зад заносит. Запчасти – только на рынке у Петушка. Заправка – на Керосинке и заводская, у Горгаза..

За следующей машиной ездил уже в Чехию. Тоже интересная страна. Катались туда через немецкую границу. Тоже большой компанией. Мы втроем зареченские, еще пензенские парни. Тогда я тоже взял «пятерку». Отдаю им 2000 марок за нее. И он эти деньги тут же отдает и берет себе Мерс, добротный, 220-й, такое корыто… Как открыл багажник, я аж облдел, вот это простор… Я купил таз, а он за эти деньги что взял…

Но это для местных. Нам нельзя было брать иномарки, действовали огромные таможенные пошлины. Больше, чем стоимость выйдет. Государство не обманешь. Да и денег у нас не было. Все эти Ауди 100 и Опели кадеты шли из Венгрии. Люди, у кого было побольше денег, гнали их оттуда караванами. Бмв трешки, Форд скорпио, Вольво 70-е. Они очень хорошо шли на внутреннем рынке. Здесь они продавались по 7000 долларов. А покупались за 1700-2000 долларов. Машины можно было в свое время и из Турции гнать, взять нашу 99-ю или девятку. Тысяч за 5 долларов. Дешевле, чем у нас получалось.

Престижно было, если у тебя «восьмерка» или «девятка». Не говоря уж об иномарках. Хорошие машины были в дефиците…

Приехали в Прагу, оттуда – в Теплице. Разместились в гостинице. А у пензенского парня был день рождения. Ну, взяли пивка, отметить. Зашли в супермаркет, а там пива – какого только нет… Варежку открыли.. Взяли ящик, стоим на кассе.. А рядом парень стоит и говорит: «Вы куда столько безалкогольного-то набрали?» Ох, дружище, спасибо тебе огромное! Сходили, поменяли.

Он говорит – я сам из Минска, в местном оркестре работаю. Он мне свой адресок кинул. Если захотите пожить подольше, я вам свою квартиру сдам. Мы пару дней в гостинице пожили, а потом перебрались втроем к нему, зареченцы. Он нас свел с украинцами, перекупщиками.

Друзья заказали себе: один восьмерку, один – девятку. Ждали 3 недели, пока им пригонят из Франции машины. А я тут пятерку взял белую. Стали выезжать, меня не пустили напрямую через Польшу. Чешские, не чешские – не пускают. Французские – пожалуйста. Они вдвоем – через Польшу, напрямки. А мне пришлось круг давать. Один поехал через Словению, Украину. С собой не запасов, ничего.

На автобане при скорости 150 я сбил стаю воробьев. Думал, что пробью радиатор. Обошлось. А зима на улице. Хорошо, плед с собой был, как-то спал ночью. Спишь ровно столько, сколько остывает машина. Представляешь, если бы она потом не завелась? Все это на русском авось…

Почти всю Украину проехал, на посту ГАИ меня тормознули. Оставил им 3 или 4 бутылки пива… Извинился: говорю, нет у меня ваших денег… заезжаю на таможню, начинают сверять… А у вас двигатель не совпадает с номером в документах. Говорю – там же менты смотрели все, в Чехии. Я и не проверял после него. Как я потом разобрался, машина была пятерка, на которую покидали все с ворованной семерки: бампера, панель, салон… И мотор до кучи воткнули. А свою полицию, наверное, подкупили.

Спрашиваю, что делать? Ничего, езжай обратно в Чехию, пусть они тебе все исправляют. Я заворачиваю, приезжаю на ближайшую станцию. А денег уже немного остается. Оставляю машину, думаю, поеду-ка я обратно, домой. Говорю: мужики, приеду дня через 3-4. Надо бы двигатель перебить. Без вопросов, сделаем. Подхожу к полиции, говорю – вот вам еще пара бутылок пива. Посадите меня к кому-нибудь. Они видят – машина нарушает. О, московская. Иди-ка сюда! Денег брать не будем, возьми пассажира. И я с ним до Москвы, там он меня высадил у метро.

Добрался до Казанского вокзала, денег нет вообще. Нашел знакомых ребят, они билет купили. Дома собрал деньги, приехал обратно, пожили 2 дня в гостинице. Мастера там что-то стерли, выбили номер согласно документам. Доехал до границы, они смотрят, затылки чешут. Рукой махнули – садись. В очереди не стой, поехали без очереди.

Подъезжаю – что у тебя? Давай документ! Ничего не смотрели. Приеахл довольный, что там таможня? Смотрят – так, номер выбит нестандартным способом. Так и записали в документах. Говорю – что делать? Ну, при постановке на учет узнаешь. Приезжаю в ГАИ, документы отдаю, выдают ПТС и в особых отметках пишут эту фразу. Да и ладно. Я ее купил за 2000 марок, катался год, и продал за 2000 долларов.

Потом я ездил в Польшу за Мерседесом. До дефолта. Но это уже совсем другая история.